Главная страница Восточные города Восточная кухня Восточная культура Галерея Обратная связь

Восточная кухня

Узбекская
Казахская
Таджикская
Туркменская
Киргизская
Каракалпакская

Восточные города

Самарканд
Ташкент
Бухара
Хива
Коканд
Термез

Это интересно!

Усьма у узбеков Узбекское плетение косичек нитями – Жамалак Узбекская сурьма Узбекская тюбетейка Узбекский бешик Блюда, названные в честь людей Секреты узбекской тюбетейки Узорная тесьма – джияк (жияк) Притяжение ТАНАВОР Один день в Хиве На память о сказочной стране

Торговля Коканда

Торговля в Коканде занимала важное место в жизни города и подразделялась на внутренную и внешнию.

Внутренняя торговля в азиатских ханствах базировалась, главным образом, на существовавшем здесь с древнейших времен разделе труда между кочевниками-скотоводами, оседлыми земледельцами и ремесленниками сел и городов. У населения основные, насущные потребности удовлетворялись внутри собственных ханств, которые в значительной мере были натуральными. Беднейшие кочевники питались в основном продуктами своего скотоводческого хозяйства, одевались в домотканые шерстяные чапаны из армячины, сотканные на примитивных станках «урмак», сами делали себе обувь из невыделанной кожи и строили жилища. Земледельцы в случае необходимости также могли почти полностью обходиться продукцией своего натурального хозяйства. Городское и сельское специализированные ремесла вырабатывали главным образом высокосортные ткани и другие вещи для экспорта, а также для удовлетворения потребностей богатой части населения в предметах роскоши. Многие ремесленники имели сады, огороды, а иногда и пашни, выращивая, таким образом, овощи, фрукты, зерновые продукты для собственного потребления.

Вместе с тем почти в каждом самостоятельном хозяйстве существовали и крупные предметы, например, изделия из металла, праздничные одежды и т.д., которые передавались из поколения в поколение, представляя большую ценность. В городах существовала торговля продуктами и предметами первой необходимости.

Столица ханства Коканд был самым центральным торговым городом. Например, в 1830 г. в Коканде было «6 рынков, с каменными дворами (сараями), из которых в двух торгуют тамошние жители, а остальные четыре всегда занимаются приходящими из разных стран караванами. Торги бывают три раза в неделю: в воскресенье, среду и четверг. В это время привозят из окрестных городов и селений, в большом количестве, различные товары коканского изделия и разные произведения той страны. Шелковые и бумажные материи выделывают здесь по домам, а фабрик не находятся, кроме фабрик писчей бумаги и порохового завода...».

Первый русский академик-востоковед В.В. Вельяминов-Зернов в рукописи, написанной в 1854 г. под названием. «Торговое значение Кокандского ханства для русских», говоря о внутренней торговле, отмечал, что самые значительные базары бывали в Ташкенте и Коканде, притом два раза в неделю: в воскресенье и среду, и что в эти дни «кайсаки» пригоняли скот, в особенности лошадей и овец, а соседние жители привозили хлеб, хлопчатобумажные ткани и различные изделия домашнего обихода. Весь внутренний торг, по словам автора, являлся мелочным, а оптового торга не было. Самый большой подвоз хлеба (от 80 до 100 телег) на базары Ташкента и Коканда бывал в июле и августе, ибо в это время военным раздавали пшеницу и джугару. Но, несмотря на это, закупки зерна одним человеком порой достигали от 700 до 1000 пудов.

Вес в Коканде: батман равнялся 8 пудам, черек – 4 пудам, шек – пуду, чакса – 10 фунтам, кандак – фунту, кадак (қадақ) – 20 пайса.

Мера длины: кары – сажень, газ – аршин и карыш (карич – қарич – четверть аршина.

Вместимость (объем): парак – пудовка.

Необходимо отметить, что эти цены указаны в период, наиболее благополучный для Кокандского ханства в целом. Эти цены резко росли в период междоусобных войн, которые часто происходили в XIX в., а также в неурожайные годы.

Основной причиной повышения цен было то, что в связи с военными действиями царских войск против повстанцев население боялось идти в города и другие населенные пункты с продуктами для продажи в отдаленных местах от своего дома. Они могли в любое время быть ограбленными, как со стороны восставших, так и царских войск, которые могли «конфисковать» их для «нужд» войск или под другим предлогом, как было часто в таких ситуациях. Поэтому на базар привозили продукты только спекулянты и остронуждающие в деньгах дехкане, а также те, кто проживал недалеко от базара. Таким образом, из-за этого цены на зерно, как и на другие продукты и товары первой необходимости, повышались.

Интересные и ценные сведения о торговле в Кокандском ханстве оставил Филипп Сергеевич Ефремов, который лично побывал там, около 1780 г. По его словам, кокандским ханом был Нарбутабек. От Коканда до Маргилана был один день пути. В Маргилане была «складень урынку каменной круглом столб, вышеною 40 сажен толщиною 2 1/2 сажени, в оном ткут всякого цвету тряпь, а на Маргеляну стали сряжаться купцы в город Кашгар, и я тякого же купил товару, каким и оне торгуют, и поехал в виде купца, с ними; от оного езду города Уша 3 дня, ворот двое, от Ушу в горах имеются кочевныя киргизы, дорога лежит по горам и пако со горою... ехали до Кашгару 13 дней..., в нем же бывает торг, привозят товары из Бухары, Кукану, и из всех тамошних мест, а из России приезжают находящиеся здесь татары и хтайцы привозят чай, фанзу и фарфоровую посуду, также и серебро, коего продают и меняют на товары, пошлину берут китайцы с 30 веще одну...».

В экономической жизни Коканда большую роль играла внешняя торговля с Бухарой, Хивой, Кашгаром, Индией. Афганистаном, Ираном и особенно с Россией.

Например, торговля с Кашгаром проходила только через Коканд. Перевозка товаров осуществлялась при помощи лошадей, на каждую из которых вьючили по 8 пудов груза. Стоимость перевоза на каждой лошади составляла от 2 до 4 тилля. При этом путь совершался за 14-20 дней. Из Коканда в Кашгар вывозили, в основном, русское железо, красную кожу, кисею, шелковые ткани, хлопчатобумажные ткани, опиум, марену, но чаще всего золото. А из Кашгара в Коканд ежегодно привозили на 30.000 лошадях чай, 200 – лошадях белый войлок, 200 лошадях – квасцы, 50 лошадях – бакалейные изделия.

По словам М.Д. Скобелева, торговый оборот Кокандского ханства с Кашгаром приблизительно составлял 30-40 тысяч тиллей в год. Из Коканда в Кашгар в основном вывозили шелк, «краску уйрану» и особенно бязь. В Коканд привозили из Кашгара ковры, нашатырь, чай и кошму.

Торговля Коканда с Кашгаром была довольно оживленной, караванные сообщения, несмотря на определенные трудности на пути (дорога была горная), налажены успешно. Этот путь не таил для купцов особой опасности – в этом краю было спокойно. Именно это определило постоянный, «почти еженедельный ход небольших караванов из Коканда в Кашгар и обратно. Но дорога для российских караванов была довольно опасной из-за грабежей.

Как известно, после договора 1831 г. кокандский хан получил право собирать пошлину с торговцев в Кашгаре, что приносило ему большие доходы, поэтому, по мере возможности оказывал поддержку караванам от грабителей. Ярким примером может служить прибытие каравана, где находился известный Ч.Ч. Валиханов, который и описал в своем дневнике путь этого каравана. Согласно его путевым запискам, частые перевалы и холод изнурили вьючный скот; лошади и верблюды очень отощали и у многих из них были разбиты ноги. Каждый день по одному или по несколько животных умирали. Например, из 101 верблюда в Кашгар прибыло только 36.

В горном проходе Теректы кочевал в то время Атеке из племени чонбагиш, гроза кашгарских караванов, разбивший только что до них на большой дороге из Аксу в Кашгар, на виду у китайского пикета их казенный обоз. По совету кашгарцев, бывших в караване, в котором следовал и Ч.Ч. Валиханов, послали гонцов к кокандскому аксакалу с известием о приходе каравана и с просьбою выслать навстречу нескольких своих солдат.

...Толпа киргизов (казахов) проскакала вперед и заняла проход. Караван принял оборонительное положение, а толпа киргизов (казахов) стала расти. Занятием прохода лишили караван возможности сопротивляться, а потому сочли целесообразным вступить в переговоры с нападавшими. Киргизы (казахи) требовали 10 девяток красного сукна, кожи, столько же плису, ситцев и проч. В эту критическую минуту подоспели из Кашгара 5 человек – кокандских сипаев. Появление их подняло дух каравана и, под покровительством кокандцев они смогли унять, рассеяли шайку (грабителей).

Ч.Ч. Валиханов писал: «Токсаба (военный чин) собственноручно надел на нас халаты, присланные в знак особенной милости аксакалом, и вручил караван-башу письмо, в котором аксакал-дадха выражал свое благорасположение. 27 числа (1857 г.) мы вступили в границы китайской империи...».

Несмотря на то, что караванная дорога в Кульджу была затруднительной, торговая связь с Кокандом не прекращалась, хотя в год некоторые купцы теряли от 60 до 100 верблюдов.

Торговле Коканда с Кульджей определенное внимание уделил А.П. Хорошхин. Так, например, по его данным, из Коканда в Кульджу привозили шелковые материи, дабы и другие дешевые бумажные ткани, а также привозились из Коканда и Ташкента сушеные фрукты и железные товары.

Из Кульджи в 1873 г. в Коканд, Кашгар, Верный, Каракол, в Ташкент и по всему району, а также в соседние китайские 1 оседлости (Шихо) поступали ямб, хлеба в зерне, фрукты, скот, лес, хлопок, опий, железный товар, меха и мануфактурные изделия на 279.193 руб. 80 коп. А привоз равнялся сумме 214.459 рублям.

Кокандские купцы имели возможность непосредственно общаться с североиндийскими городами, не только через Бухару и Самарканд, но и посредством индийских колоний, разбросанных по всей Центральной Азии. «Кроме того, – пишет Расуль-Заде, – во многих городах и кишлаках Кокандского ханства существовали индийские поселения, названия некоторых из них сохранились и по сей день. Как показывают архивные материалы, в. Ферганской области существовало много индийских колоний».

В кокандских караван-сараях производили обмен товаров, привозимых из Индии, Тибета, Кашгара, Бухары, Афганистана и России.

О торговых отношениях Индии со Среднеазиатскими государствами, в том числе и с Кокандом, мы можем проследить по сведениям Александра Константиновича Гейнса. Так, например, по его данным во всю Среднюю Азию с Бухарой, Кокандом, Ташкентом и Кашгаром привозили через город Кабул от 10.000 до 15.000-верблюдов. Основными предметами вывоза были индиго, хлопчатобумажные ткани, кашмирские шали, кисея для чалмы, сахар и другие товары. Основными предметами ввоза в Индию были шелковые материи, шелк, козий пух, лошади, гашиш и т.д. Шелковые изделия и гашиш ввозились преимущественно из Кокандского ханства. Часть гашиша проникала контрабандой. Лошади среднеазиатских пород составлял одну из доходных статей торговли.

Кроме того, из Средней Азии в Индию ежегодно вывозились до двадцати лаков золота.

Приведенный нами пример подтверждается и в статье «Очерк внутренней торговли Киргизской степи», где говорится, что «прежде из Коканда и Бухары шло в Индию до 1000 верблюдов с шелком, но теперь цены на шелк упали, и шелку, вообще, везут мало. Гашиш проникает в Индию контрабандою и главным образом им торгует Коканское ханство, которое получает его в свою очередь из Кашгара и Яркенда... Торговый баланс между Индиею и Среднею Азией восстанавливается тем, что туда возилось ежегодно до 12 лаков золота (лак = 100000 золотых). Груз шелку стоит 400 червонцев, груз козьего – 25 червонцев. Цена гашиша до 50 руб. за пуд».

О кокандско-индийских связях можно судить и по тому, что до последних дней существования Кокандского ханства во многих его городах жили индийцы, которые занимались торговлей и ростовщичеством.

1(стр) 2

Галерея

Ташкент
Самарканд
Бухара
Навои
Хива
Коканд
Термез
Карши
Андижан

Copyright © 2011–2017 VostokCafe.com. Все права защищены.
Полное или частичное копирование и перепечатка материалов сайта
возможна только при наличии активной ссылки на данный сайт.

Условия использования Дизайн сайта — RustamRV