Главная страница Восточные города Восточная кухня Восточная культура Галерея Обратная связь

Восточная кухня

Узбекская
Казахская
Таджикская
Туркменская
Киргизская
Каракалпакская

Восточные города

Самарканд
Ташкент
Бухара
Хива
Коканд
Термез

Это интересно!

Усьма у узбеков Узбекское плетение косичек нитями – Жамалак Узбекская сурьма Узбекская тюбетейка Узбекский бешик Блюда, названные в честь людей Секреты узбекской тюбетейки Узорная тесьма – джияк (жияк) Притяжение ТАНАВОР Один день в Хиве На память о сказочной стране

Термез в VIII – начале XIII в.: основные события политической истории

Независимым правителем считает Ахмада М.Н. Федоров. Его появление в Термезе этот автор объясняет так. Пока Масуд завоевывал Тохаристан, в Мавераннахре восстал Айар-бег, и Масуд ушел туда подавлять мятеж, в результате чего в приамударьинских областях образовался «вакуум власти». Воспользовавшись этим, Ахмад и захватил Термез, отчеканив там монету. Разумеется, не все в соображениях М.Н. Федорова может быть принято, но зерно истины в них, пожалуй, есть – в той части, что события в Термезе были как-то связаны с мятежом Айар-бега.

Ал-Хусайн б. Абдаррахман, иначе Айар-бег, был лучшим воином в карлукской гвардии самаркандского хана. В течение года он являлся главным военачальником Масуда б. Хасана, после чего поднял восстание и даже захватил столичный Самарканд, где выпустил свою монету. Мятеж приобрел такой размах, что Масуд не смог справиться с ним собственными силами и вынужден был обратиться за помощью к каракитаям. Только тогда в уструшанской степи к северо-востоку от Самарканда мятежник был побежден и казнен. В рукописных источниках не указаны ни время, ни продолжительность восстания Айар-бега, нет дат и на его монетах. Все же некоторые косвенные данные позволяют думать, что оно имело место в 561/1165-66 или 562/1166-67 гг.

Поскольку на те же годы приходятся монеты Ахмада б. Абу Бакра, естественно предположить: в условиях, когда караханидская власть в Мавераннахре рухнула, ничто не мешало давнему, законному и даже наследственному владетелю Термеза провозгласить независимость, выпустив собственную монету. Едва ли это могло остаться безнаказанным после восстановления власти Масуда, а значит, правление Ахмада в Термезе закончилось, скорее всего, либо в 562/1166-67 г., либо чуть позже.

С Ахмадом б. Абу Бакром я в свое время связал резанную по ганчу историческую надпись в интерьере мавзолея Хаким-и Термези в Термезе. По мнению Э.В. Ртвеладзе, такая атрибуция не представляется вероятной.

Данная надпись, выполненная насхом, сохранилась не полностью, утрачены начало и фрагмент в конце с упоминанием правителя. Надпись исследована и издана М.Е. Массоном, но в его чтении есть некоторые неточности, которые удалось исправить благодаря наличию в публикации фотографий. Считаю возможным предложить следующий вариант чтения: «...и мусульман, господин (саййид), царей и султанов, хранитель городов Аллаха (Хафиз билад Аллах), защитник рабов Аллаха (Мугис ибад Аллах), помощник наместника Аллаха (Муизз халифат Аллах), владыка мира (шахрийлар-и, джаман), повелитель (хусрав), обладающий счастливым сочетанием светил (сахибкиран), царь земли Аллаха (малик ард Аллах), султан Востока (султан ал-Машрик) Абу-л-Музаффар Ахмад Тоган тегин, помощник амира верующих (Насир амир ал-муминин), да продлит Аллах его царствование!» Публикатор отметил наличие в надписи явной ошибки – в слове «ал-мулук» (царей) пропущен второй «лам». Как представляется, имеется по крайней мере еще одна ошибка: в сочетании, которое помещено между титулами «сахиб-киран» и «султан ал-Машрик», во втором слове согласные поменялись местами, в результате чего вместо «ард» получилось нечто вроде «аср». Предлагаемая конъектура дает вполне осмысленное чтение «малик ард Аллах», которое находит хорошую параллель в одном из компонентов титулатуры Санджара – «султан ард Аллах».

Кстати, и другие элементы этой титулатуры обнаруживают близкие соответствия в обсуждаемой надписи «Малик ибад Аллах, ал-Хафиз билад Аллах Муин халифат Аллах, Кахф ал-ислам ва-л-муминин, Бурхан амр алмуминин». Есть сходство с титулатурой Кумача – Муин ал-ислам ва-л-муслимин, Захир ал-мулук ва-с-салатин саййид умара ашш-Шарк ва-л-Гарб/господин амиров Востока и Запада и его современника, систанского малика Насра б. Халифа – Баха ал-ислам ва-л-муслимин, Шамс ал-мулук ва-с-слатин, амир умара аш-Шарк ва-л Гарб, пахлаван-и джахан, хусрав-и Иран ва Туран, шахрийлар-и араб ва аджам. Столь близкое сходство вполне естественно: все приведенные примеры относятся к одному кругу (сельджукидскому) и к одному времени.

Этих примеров достаточно, чтобы упомянутого в надписи мавзолея Хаким-и Термези Абу-л Музаффара Ахмада Тоган-тегина сопоставить с Абу-л-Музаффаром Ахмадом б. Тоган-тегином, чеканившим в Термезе монеты в 561 – 62/1165 – 67 г. Правда, в первом случае он назван Ахмад Тоган-тегин, во втором – Ахмад б. Тоган-тегин. Одно из трех: либо в надписи пропущено слово «ибн» (наличие в этой надписи ошибок несомненно), либо оно заменено изафетом, разумеется, не обозначенным на письме (в персоязычных текстах подобные случаи нередки), либо Тоган-тегином был не только Ахмад б. Абу Бакр, но и его отец. Казалось бы, предлагаемому отождествлению противоречит приведенный в обсуждаемой надписи титул Ахмада – султан ал-Машрик (султан Востока). Действительно, трудно представить, чтобы правитель сравнительно небольшого владения (Термез с округой) мог посягнуть на высший в мусульманском мире титул, на который еще буквально вчера имел право лишь его сюзерен. Однако в пору «гузской смуты» султаном стал не только упоминавшийся выше караханид Махмуд б. Мухаммад, племянник Санджара по женской линии, но и сын Махмуда, Мухаммад, который вообще не обладал реальной властью и которого провозгласили султаном мятежные гузы. С другой стороны, надпись все же отражает некий неофициальный уровень, допускающий определенные «вольности», на официальном же уровне, в монетных легендах, Ахмад б. Абу Бакр отнюдь не замахивался на султанское достоинство. Наконец, стоит вспомнить, что отец Ахмада, будучи вассалом Санджара, именовался «царем Востока» (малик ал-Машрик), его же сын, став формально или фактически независимым правителем, имел определенные основания претендовать на более высокое звание (пусть на неофициальном уровне).

Словом, можно считать доказанным, что великолепный резной ганч в интерьере мавзолея Хаким-и Термези был изготовлен по распоряжению владетеля Термеза из династии Кумачигидов Ахмада б. Абу Бакра б. Кумача, которому Термез принадлежал между 548-62/1153-67 гг., может, немного дольше. Сузить датировку ганча позволяет, пожалуй, наличие в надписи мавзолея титула «султан». Едва ли этот титул мог быть включен в надпись, пока султаном оставался Махмуд б. Мухаммад, чья номинальная верховная власть, судя по монетам, все же признавалась в Термезе в 553 – 55/1158 – 60 гг. Столь же сомнительно, чтобы Ахмад назвал себя султаном, когда Термез входил в состав караханидских владений. Поэтому более вероятно, что интерьер мавзолея Хаким-и Термези был украшен ганчем либо около 557/1161 – 62 г., либо в 561 – 62/1165 – 67 гг.

Вероятно, караханид Масуд б. Хасан вновь утвердил свою власть в Балхской области, и в частности в Термезе, в 562/1166 – 67 гг. или немного позже. Во всяком случае, власть его сына и преемника Мухаммада (566-574/1171 – 1179) распространялась и на приамударьинские земли, о чем свидетельствуют его монеты, битые в Таликане, т. е. к югу от Амударьи. Еще при жизни Мухаммада б. Масуда обособился удел с центром в Термезе, где чеканил монеты Насир ад-Дунийа ва-д-Малик Йаган-хан. Пока известна только одна его монетная дата – 574/1178 – 79 г., но его правление закончился едва ли существенно позже этого года. Почти на всех его монетах, в большинстве не сохранивших дат, фигурирует халиф Мустади (566-575/1170-1180); М. Федоров упоминает также его монеты с именем следующего халифа, Насира. Тот же автор утверждает, что Йаган-хан признавал себя вассалом караханидского владетеля Балха Тафгач-хана Санджара, однако приписанный последнему лакаб (почетное прозвание) Насир ад-Дунийа ва-д-Дин определенно был у самого Иаган-хана.

Вероятно, после этого ануштегинид Султан-шах Махмуд, брат Текиша, в 576-89/1180-93 г. владевший частью Хорасана, ненадолго захватил Термез, о чем свидетельствует его динар с неустановленной датой.

М.Н. Федоров допускает, что преемником Йаган-хана в Термезе был караханид Хусрав-шах. На монетах последнего название денежного двора практически не читается, поэтому вопрос о том, принадлежал ли ему Термез, правильнее оставить открытым.

Не позже 583/1186 – 87 г. караханидский владетель Мавераннахра Арслан-хан Ибрахим б. ал-Хусайн распространил свою власть на Тохаристан и в 584/1187 – 88 г. чеканил дирхемы в Термезе. Вскоре он передал Термезский удел своему вассалу Тогрыл-хану, который на монетах Термеза 586/1190 г. упомянут после сюзерена.

В дальнейшем Караханиды и каракитаи столкнулись в Тохаристане с экспансией своих южных соседей гуридов. Уже в 587/1191 г. гуридский султан Шамс ад-Дин Мухаммад б. Масуд (558 – 588/1163 – 1192) чеканил монету в Балхе; и ему Джузджани даже приписывает завоевание Вахши и Саганиана. Существенно позже был занят Термез. В 601/1205 г. его приступом взял гуридский наместник Балха Имад-ад Дин Умар, оставив управлять городом своего сына Бахрам-шаха. Последний удержался там всего лишь около года, но этого хватило, чтобы произвести во дворце термезских правителей какие-то строительные и/или ремонтные работы, в частности, украсив здание стеклянными медальонами, часть которых носит имя Бахрам-шаха. В 602/1206 г., когда к Термезу подступили объединенные силы хорезмшаха Мухаммада, каракитаев и Караханидов, Бахрам-шах сдал город караханидскому владетелю Самарканда Усману б. Ибрахиму. Возглавлявший эти силы Мухаммад б. Текиш отдал Термез неверным киданям, что вызвало возмущение в мусульманском мире. Впрочем, как показывают динары 604/1207-08 г., затем каракитаи передали Термез караханиду Махмуду, брату Усмана б. Ибрахима. Едва ли его правление было продолжительным, вскоре Термез перешел под власть хорезмшаха Мухаммада б. Текиша. Это случилось, возможно, в 605/1208 – 09 г. (если дата на одной неизданной монете прочитана верно), но едва ли позже 609/1212 г., когда хорезмшах подавил восстание Усмана и расправился как с ним, так и с прочими Караханидами. Как бы там ни было, Термез принадлежал Мухаммаду б. Текишу до самого монгольского завоевания, т.е. до 617/1220 г.

1 2 3 4 5(стр)

Галерея

Ташкент
Самарканд
Бухара
Навои
Хива
Коканд
Термез
Карши
Андижан

Copyright © 2011–2016 VostokCafe.com. Все права защищены.
Полное или частичное копирование и перепечатка материалов сайта
возможна только при наличии активной ссылки на данный сайт.

Условия использования Дизайн сайта — RustamRV