Главная страница Восточные города Восточная кухня Восточная культура Галерея Обратная связь

Восточная кухня

Узбекская
Казахская
Таджикская
Туркменская
Киргизская
Каракалпакская

Восточные города

Самарканд
Ташкент
Бухара
Хива
Коканд
Термез

Это интересно!

Усьма у узбеков Узбекское плетение косичек нитями – Жамалак Узбекская сурьма Узбекская тюбетейка Узбекский бешик Блюда, названные в честь людей Секреты узбекской тюбетейки Узорная тесьма – джияк (жияк) Притяжение ТАНАВОР Один день в Хиве На память о сказочной стране

Тармита – Термез до 1221 года: генезис и эволюция города

В начале I в. н.э. возникает великая Кушанская империя, в период наивысшего своего расцвета объединившая южные районы Узбекистана и Таджикистана, Афганистан, Пакистан и Северную Индию. В это время город в своем развитии достиг наивысшего расцвета, заняв площадь свыше 350 га. Однако в отличие от некоторых бактрийских городов кушанского времени он имел рассредоточенный характер внутренней застройки. Плотная застройка здесь отмечена лишь на территории внутреннего города, на месте Дунетепа и на отдельных участках средневекового шахристана. В других местах города дома располагались отдельными усадьбами среди садов и огородов. Особенно интенсивно обживался внутренний город, где мощность культурных слоев кушанского времени достигает пятиметровой толщины. В городе были осуществлены большие строительные работы, в частности, внутренний город на площади 10 га был полностью укреплен мощной оборонительной стеной, в том числе и со стороны реки. Здесь же под охраной городских стен вдоль берега реки находилась пристань. В юго-восточной части находилась специальная дорога – пандус, связывающая город с пристанью, фланкированная с восточной и западной сторон оборонительной стеной, укрепленной полукруглой башней. Главный въезд во внутренний город находился в юго-западном углу.

В этот период было построено немало монументальных зданий.

Своим ростом Тармита была обязана стабильному развитию экономики, в которой одно из ведущих мест занимало ремесленное производство. В городе появились новые виды ремесла, усовершенствовалась технология производства, увеличился объем производимой продукции. Главенствующее положение занимает керамическое производство, которое достигает наивысшего расцвета в поздне-кушанское время. В это время возрастает ассортимент керамических сосудов, они становятся еще более разнообразными, улучшается их качество. Мастера-керамисты, особенно в позднекушанское время, украшали свою продукцию различными по типу и характеру орнаментом, лощением, штампами и налепами преимущественно зооморфного характера.

Такой качественный скачок в керамическом производстве Тармиты был обусловлен улучшением технологии производства и хорошей организацией труда; что стало возможным с появлением в городе специализированного квартала керамистов. Не меньшего подъема в кушанский период добились ремесленники-металлисты. Так, к северо-востоку от города сложился центр, специализировавшийся на изготовлении различных металлических изделий. Одни из мастеров, работавшие здесь, изготовляли предметы из железа, другие – изделия из бронзы. Быстрыми темпами развивалось и ткачество, а также каменотесное дело. Продукция этого вида ремесла в кушанское время получила в архитектуре города широкое применение. Это различные по размеру аттические базы колонн, капители, пилястры, фризы, облицовочные плитки и т.д., которые изготавливались из оргоногенного известняка, добывавшегося в 30 км от города в местности Ходжа-гулсуар. Каменотесы города хорошо знали пластические свойства этого камня. Особенно впечатляют капители колонн и фризы, которые весьма изысканно оформлялись разного рода изображениями, в частности фантастических животных, львов, слонов, и различным орнаментом в виде акантов, пальмет и розеток. Именно детали каменной архитектуры запечатлели в себе лучшие достижения эллинистической и индо-буддийской культуры, которые творчески перерабатывались, обогащались и приспосабливались к вкусам и запросам бактрийского населения. Помимо вышеупомянутых ремесел, здесь еще были развиты ювелирное и костерезное дело.

В кушанский период высокой степени развития достигла внутренняя торговля, о чем свидетельствуют находки на территории городища кушанс-ких бронзовых монет различных номиналов. Возрастает и роль внешней торговли, причем особенно тесные культурные и торговые контакты поддерживались Тармитой с городами Индии. Это стало возможно благодаря объединению всей этой территории в составе единого Кушанского государства. Определенная доля внешней торговли Тармиты осуществлялась по Амударье, связывавшей ее с Парфией и Хорезмом.

В экономической жизни города весомое место занимало сельское хозяйство. Прокладка канала позволила коренным образом преобразовать сельское хозяйство округи и повысить его урожайность. Увеличиваются площади под садоводство, бахчевые культуры и особенно зерновые, что позволило удовлетворить потребность городского населения в продуктах сельского хозяйства. При всем этом земледельческая техника в целом еще оставалась довольно низкой, хотя в технологии обработки зерновых продуктов появились некоторые новшества. Так, в позднекушанский период появляются жернова, а следовательно, ручные и, возможно, водяные мельницы.

В кушанский период Тармита стала крупнейшим центром буддизма в Средней Азии. В городе сооружаются многочисленные постройки буддийского характера, особенно на северо-западной окраине города, где складывается огромный буддийский центр площадью 7 га, включавший более трех десятков храмов разного характера, известный как Каратепа (Черный холм). Характерная его особенность заключалась в том, что большинство храмовых комплексов включало как наземные, так и пещерные сооружения. Наземная часть состояла из открытого двора, по периметру которого находилась айванная галерея. На одной из сторон фасада располагались проходы, соединяющие наземную часть с пещерой. Более ранние храмы сооружались в пещерах и имели Г-образную планировку, а более поздние – П-образную форму. Северную часть Каратепа занимал наземный монастырь с большой ступой на двухступенчатой платформе, которая на одном из этапов своего существования была богато оформлена каменной скульптурой. О богатом убранстве других храмовых комплексов Каратепа говорят находки сюжетной живописи, каменной и глиняно-ганчевой скульптуры. Они воссоздают сцены из жизни Будды, бодхисатв и других персонажей буддийского характера, а также донаторов. Особый интерес представляют и надписи, выполненные бактрийским, кхароштхи, брахми и среднеперсидском письмом на керамике и на стенах храмов. Находки их, с одной стороны, дополняют наши представления о грамматике и лексике языков, с другой – указывают на культурные контакты Тармиты с другими странами древнего мира, доносят до нас имена монахов и донаторов, которыми зачастую назывались сами монастыри. В частности, найдены надписи, читаемые как «кхадевака вихара» т. е. царский монастырь, и «вихара Гулавхара».

В одном километре к северу от Каратепа расположен крупный наземный буддийский монастырь Фаязтепа (17 × 34 м). Связующим звеном Фаязте-па было центральное здание, где совершались основные ритуальные церемонии. Помещения здесь были расположены по всему периметру большого двора, оформленного айваном. К северу от центрального здания находилась ступа. Святилище монастыря располагалось в центре южного фасада центрального здания. Интерьеры святилища были богато оформлены настенной живописью, каменными и глиняно-ганчевыми скульптурами, изображавшими Будду, бодхисатв и других персонажей.

Еще одним буддийским памятником Тармиты была Зурмала, расположенная на юго-восточной окраине города и представляющая собой остатки крупной буддийской ступы, некогда богато оформленной каменными рельефами.

Исследования буддийских памятников Тармиты позволили проследить время и пути проникновения и распространения буддизма в Средней Азии. Первое знакомство населения Тармиты, с буддизмом произошло в I в. до н.э., и уже ко времени образования Кушанского государства здесь, по всей вероятности, существовали довольно крупные общины буддийских миссионеров, которые вели активную пропаганду учения Будды среди местного населения. Однако интенсивное проникновение буддизма в Тармиту стало возможным лишь после сложения Кушанского государства в I в. н.э., что способствовало массовому передвижению буддийских миссионеров по всей стране. Уже ко времени правления Сотер Мегаса и Вимы Кадфиза позиции буддийской общины в городе были довольно весомыми. К этому времени к учению Будды приобщились немало адептов из городской среды, знати и администрации, а также наместники. Трудно поверить, что без широкой поддержки различных слоев городского населения Тармиты, лишь силами буддийской общины, можно было построить такие грандиозные сооружения, какими являются Каратепа и Фаязтепа. Основной расцвет буддизма в городе приходится на II-IV вв. н.э.

1 2 3(стр) 4 5 6 7 8

Галерея

Ташкент
Самарканд
Бухара
Навои
Хива
Коканд
Термез
Карши
Андижан

Copyright © 2011–2016 VostokCafe.com. Все права защищены.
Полное или частичное копирование и перепечатка материалов сайта
возможна только при наличии активной ссылки на данный сайт.

Условия использования Дизайн сайта — RustamRV