Главная страница Восточные города Восточная кухня Восточная культура Галерея Обратная связь

Восточная кухня

Узбекская
Казахская
Таджикская
Туркменская
Киргизская
Каракалпакская

Восточные города

Самарканд
Ташкент
Бухара
Хива
Коканд
Термез

Это интересно!

Усьма у узбеков Узбекское плетение косичек нитями – Жамалак Узбекская сурьма Узбекская тюбетейка Узбекский бешик Блюда, названные в честь людей Секреты узбекской тюбетейки Узорная тесьма – джияк (жияк) Притяжение ТАНАВОР Один день в Хиве На память о сказочной стране

Двери шервуд по материалам сайта.

Это интересно и полезно!

Один день в Хиве

Сегодня от Ташкента до Хивы рукой подать: Современные авиалайнеры национальной авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари» доставит вас из столицы Узбекистана в Хорезм всего за один час. Еще полчаса займет дорога от Ургенча – центра Хорезмской области, где находится аэропорт, до стен древнего города.

Хива расположена на юго-западе Хорезмского оазиса, почти на границе Каракумов. Барханы хорошо видны с минарета Ислам-Ходжа (56 м) – самого высокого сооружения Хивы. Город и земли вокруг него орошаются водами древнего, берущего начало в Амударье канала Палваняб (известного еще в V веке до н. э. как Хейканик).

Археологические исследования показали, что Хиве 2500 лет. Руины сооружений, свидетельствующие о столь почтенном возрасте города, погребены под многометровой толщей культурных слоев, на которых стоит Ичан-Кала (внутренний город) – центральная часть Хивы. Среди самых древних материалов, обнаруженных в нижнем горизонте раскопов и шурфов, – фрагменты венчика хума, хумчи и стенок кубка, датируемые VI-V вв. до н. э.

Зигзаг времени

Массивные, почти белые в утреннем свете крепостные стены величественно возвышаются на фоне ярко-голубого неба. Хива – это зигзаг времени, позволяющий современному человеку попасть на несколько веков назад.

Хотя монументальная архитектура Хивы и относится к концу XVIII – середине XIX веков, когда город фактически был выстроен заново, возводился он по образу и подобию древнейших городов Центральной Азии, сохраняя выверенную тысячелетиями целесообразность их струк-туры. Высокая (8-10 м) крепостная стена с четырьмя воротами окружает город с дворцами, мечетями, медресе, минаретами, купольно-сводчатыми банями, подземными водохранилищами, базаром, караван-сараем, жилыми постройками.

Сохранила классические черты древних строений знаменитая Джума-мечеть, построенная в Ичан-Кале в конце XVIII века. Исследователи полагают, что в основе ее планировки лежат остатки конструкции Х-ХИ вв. Это одноэтажное здание, без порталов, арок и куполов, представляющее огромный зал с плоской кровлей, опирающейся на 213 деревянных резных колонн X—XVII вв. Именно они, разные по размеру, форме и отделке, представляют особую художественную ценность мечети и, по мнению ученых, сближают ее со старинными мечетями Аравии.

Мало изменились и жилища простых горожан: это дома с плоской кровлей, где только и можно отдохнуть от зноя летними ночами, с террасами-айванами, обращенными открытой стороной на север, и примыкающие к ним крошечные дворики с колодцами, вокруг которых сосредоточена вся хозяйственная жизнь семьи.

Многие жители Хивы искренне считают, что название их города связано с одним из таких колодцев, который даже показывают туристам. После перехода через знойную пустыню путники, утолив жажду водой из колодца, с наслаждением восклицали: «Хей-вах!» Отсюда, мол, и пошло название Хива.

Однако топоним «Хивак», или «Хива», относится к группе географических названий, начальная форма которых сильно изменилась с течением времени. По мнению некоторых ученых, название города, выросшего в середине I тыс. до н. э. на берегу канала, стало производным от ойконима Хейканик (или Кейканик), что означало: «Город, расположенный на берегу большой воды, т. е. канала, отведенного от реки».

Еще по одной версии (ее предлагает филолог Ибрагим Каримов), топоним Хива образован от древнеаланского «хиаув» – крепость. Он предполагает также, что аланы – это древние хорезмийцы, мигрировавшие несколько веков назад на Северный Кавказ.

Под защитой святого покровителя

Сердце Хивы – мемориальный комплекс Пахлавана Махмуда (1247-1326 гг.) – святого покровителя города. Мавзолей, построенный над его гробницей в XIX в., имеет самый большой купол в Хиве, опирающийся только на стены. Снаружи купол покрыт голубой глазурью, изнутри облицован бело-сине-голубой расписной майоликой.

Еще при жизни Пахлаван Махмуд, скорняк по профессии, человек необычайной физической силы, поэт и философ, завоевал любовь и уважение горожан. Как свидетельствует предание, именно он освободил из индийского плена сотни своих земляков, одержав победу в поединке с индийским богатырем. До глубокой старости он помогал людям, лечил их от разных недугов. Говорят, что мог вылечить человека одним словом. В чудодейственную силу Пахлавана Махмуда хивинцы верят до сих пор, поэтому и не кончается поток паломников к его гробнице. Попросить благословения святого обязательно приходят молодожены и бездетные супруги.

Молодой искусствовед Равшан Палванов, уроженец этих мест, сопровождавший нас в путешествии по Хиве, спросил, хотим ли мы еще раз вернуться сюда.

– Конечно!

– Тогда, вы обязательно должны отведать багурсаков (ритуальное блюдо: ромбовидные кусочки теста, обжаренные в масле). Их приносят те, кому помог Пахлаван Махмуд.

Судя по количеству приношений, Пахлаван Махмуд до сих пор помогает людям. Отведать багурсаки может каждый желающий, как и выпить воды из чудесного колодца во дворе мавзолея. Утверждают, что вода тоже целебная.

Вокруг захоронения Пахлавана Махмуда сложился крупный некрополь с усыпальницами представителей ханского рода, возник целый ансамбль построек, включающих зимнюю и летнюю мечети, комнату поминовений и помещения для чтецов Корана.

С левой стороны от входа в мавзолей расположена гробница с тремя саркофагами, построенная в 1913 году Исфандияр-ханом для себя, своей матери и сына. Но два саркофага так и остались пустыми. Исфандияр-хан и его сын погибли за стенами Ичан-Калы. В Хиве еще со времен Авесты существовало строжайшее правило, запрещающее хоронить в Ичан-Кале тех, кто умер за ее пределами. Оно распространялось на всех без исключения жителей города, в том числе и правителей. Следование этому правилу не раз спасало город от эпидемий.

Легенда об ануше

Жители Хивы любят рассказывать легенды, которых здесь великое множество. Одна из них показалась нам очень любопытной.

...У Абулгази-хана, одного из самых уважаемых правителей Хивы (1643-1663 гг.), рождались одни сыновья. Сначала он радовался этому, но, когда родился девятый сын, он признался, что хотел бы иметь и дочь. Слово повелителя – закон. Когда родился десятый ребенок, хану сказали, что у него наконец родилась дочь. Абулгази повелел дать девочке имя своей любимой наложницы – армянки Ануши.

Спустя много лет Абулгази-хан – талантливый полководец, за боевые успехи прозванный Бахадуром (богатырем), – в одном из многочисленных сражений, которые он вел за упрочение положения Хивы, попал в плен к бухарскому эмиру.

Старшие сыновья не спешили на помощь отцу, тогда в Бухару отправилась Ануша.

– У Абулгази-хана девять сыновей, почему ему на помощь пришла дочь? – спросил у Ануши эмир Бухары. – И как ты собираешься его освободить?

– Дай слово, что отпустишь отца, если я тебя удивлю, попросила Ануша.

– Если удивишь – отпущу, – скептически ухмыльнулся правитель Бухары.

Тогда Ануша разделась... и оказалась юношей. Эмир был потрясен и отпустил Абулгази-хана.

Правитель Хивы, вернувшись домой, сказал:

– Оказывается, у меня не девять сыновей, а только один – Ануша...

В благодарность за свое спасение он построил мечеть и баню-лечебницу, назвав их именем сына.

Легенда, вернее, один из ее вариантов показался нам немного фантастичным, несмотря на «наглядное доказательство» – до сих пор действующую баню Ануша-хана.

Дело в том, что сын Абулгази-хана не первый, кто носил имя Ануша. В истории Хорезма известен еще один правитель с этим именем – Ануш Тегин Гарчогий (1077-1097 гг.) – основатель династии Ануштегинидов (1097-1231). А может быть, эта легенда о нем...

Особенности царского образа жизни

Надо сказать, что правители Хивы никогда не купались в роскоши и не были изнежены, как, например, бухарские эмиры. В большинстве своем это были суровые, закаленные в сражениях полководцы, переносившие лишения наравне со своими воинами. Многие отличались большой ученостью. Принцев с юных лет готовили в правители, давая не только военное образование, но и богословское, юридическое (как же иначе править страной), медицинское (так необходимое в сражениях и походах), историческое и литературное (многие из них были крупными учеными и писателями). Абулгази-хан, например, известен как автор двух исторических сочинений – «Родословная туркмен» и «Родословная тюрок». Причем стиль изложения, несмотря на научный характер его сочинений, отличается ясностью, богатым словарным запасом и использованием большого количества узбекских народных выражений и пословиц.

Многие хивинские правители владели ремеслами. Кроме ученых, поэтов и врачей, среди ханов были ювелиры и даже сундучных дел мастера...

Не сидел без дела и ханский гарем. Жены и наложницы вели хозяйство, занимались кухней, многие были искусными вышивальщицами. Красота не была единственным условием для отбора девушек в гарем. Попасть в него для многих было большой удачей: это гарантировало обеспеченную жизнь и даже возможность реализовать свои амбиции. В гареме существовала своя особая иерархия: даже не будучи фавориткой хана, можно было занять одну из почетных должностей в управлении гаремом. Случались, конечно, драматические истории. Рассказывают, что однажды в гарем проник молодой человек в женской одежде, он пытался увидеться с любимой девушкой, которую сделали наложницей хана, но был схвачен и на месте заколот кинжалами, по другой версии – закопан живым в землю.

Жены хана, как правило, дочери или ближайшие родственницы правителей, представительницы знатных семейств, были вполне независимы в экономическом отношении. К тому же в подарок на свадьбу каждая получала около 5 килограммов серебряных украшений. После смерти мужа у них оставалось достаточно средств, чтобы вести привычный образ жизни. Гарем в случае смерти хана переходил по наследству к его преемнику, но скорее как некий хозяйственный механизм.

Ханский дворец Таш-хаули (Каменный двор) воплощает характерные черты хивинского зодчества. Обнесенный высокими зубчатыми стенами дворец делится на три части: приемный двор, двор увеселений и семейный двор – гарем.

Первые два – прямоугольные дворы, с трех сторон окруженные помещениями с выходящими во двор дверями, на вторых этажах – айваны (террасы, открытые со стороны двора). На южной стороне каждого двора – главный зал с высоким, в два этажа, похожим на театральную сцену айваном, с традиционной колонной посередине. Правда, «сцена» эта была предназначена для единственного, сидящего на троне «зрителя». Стены айвана, если следовать театральной терминологии, как роскошные декорации, сплошь покрыты расписной майоликой, а с боков укреплены декоративными башнями. Здесь хан в окружении придворных занимался государственными делами, принимал посольства, правил суд, развлекался.

В третьем – самом большом дворе были расположены жилые и хозяйственные постройки. Слева от входных ворот - покои хана и четырех его жен с отдельными входами, но говорят, в покои жен хан мог попасть и через тайный коридор.

С правой стороны – помещения для наложниц с айва- нами на втором этаже. Причем на втором этаже жили самые молодые, спуститься оттуда можно было только по приставной лестнице. Возможно, именно с этим связано бытующее в Хиве выражение: заманить наверх и убрать лестницу - значит поставить в безвыходное положение.

Напротив входа в семейный двор располагалась кухня и другие хозяйственные помещения.

О количестве медресе на один квадратный метр...

Каждый из правителей Хивы и многие их приближенные считали своим долгом построить в городе мечеть или медресе – высшее духовное учебное заведение, которому давали свое имя.

Еще в средние века это богоугодное, достойное во всех отношениях стремление владык сделало Хорезм центром наук – дстрономии, математики, медицины, дало возможность жить и творить здесь великим ученым – Абу Райхону Беруни, Абу Али ибн Сино. На рубеже первого и второго тысячелетий при дворе шаха Мамуна была образована знаменитая «Академия Мамуна».

Сегодня только в Ичан-Кале, площадь которой 26 га (400 м в ширину и 650 – в длину), сохранилось 33 медресе, а в 1852 году здесь было документально зафиксировано 54 действующих медресе – целый университетский городок. В каждом медресе факультативно изучались, помимо духовных, светские науки – астрономия, математика, право, медицина, география... И это, не считая корихана – школ, где изучался Коран, и начальных школ при мечетях, где получали обязательное начальное образование и мальчики, и девочки. В Хиве была даже корихана для слепых с десятком худжр-келий. Сегодня в этом здании расположена мастерская по производству знаменитых хивинских шелковых ковров, техника изготовления которых была возрождена несколько лет назад.

Напротив мавзолея Пахлавана Махмуда расположено самое старое из сохранившихся медресе – Шергази-хана (1719-1726 гг.). По архитектуре это традиционный тип медресе с высоким порталом посреди главного фасада и одноэтажными строениями вокруг квадратного двора. Келий-худжр - всего 55. Это медресе известно тем, что здесь жил и учился классик туркменской поэзии Махтумкули (1733-1793 гг.).

Недалеко от ворот Ага-Дарваза, через которые попадают в Ичан-Калу туристы, находится самое крупное в Хиве и одно из крупнейших в Центральной Азии медресе Мухаммад Амин-хана (1851-1855 гг.). В нем 125 худжр, расположенных в два этажа, несколько залов для лекций, библиотека, мечеть, служебные помещения. Каждая худжра имеет подсобное помещение, а худжры второго этажа – еще и лоджию-айван. Медресе было рассчитано на обучение одновременно 260 студентов. Здесь действовала канализация, как и в банях Ануша-хана.

Надо сказать, что система канализации из керамических труб пронизывает всю подземную часть Хивы. Стоки для дождевой воды можно увидеть в каждом дворе, на каждой площади и улице.

Рядом с медресе Мухаммад Амин-хан начал возводить еще и самый грандиозный в Центральной Азии минарет: диаметр его основания 14,2 м, предполагаемая высота 70-80 м. (Любопытно, что слово «минарет», или «минора», означает «свет, зажженный на высоте».) Воплотить свой замысел хану не удалось по самой банальной причине: не хватило денег. Четырежды он облагал налогами своих подданных, на пятый раз они, не разделяя честолюбивых планов правителя, восстали, хан погиб, а минарет, уже возведенный на высоту 28 м, так и остался недостроенным. Позднее он получил название Кальта-минор (Короткий). Но даже в таком виде он производит грандиозное впечатление изысканностью форм и отделки.

Минарет хорошо виден с самой высокой и самой древней дозорной башни Хивы – Акших-бобо (XVII в,), откуда открывается необыкновенной красоты панорама всей Ичан-Калы с ее мощными крепостными стенами, стройными минаретами и многочисленными куполами.

Поднявшись сюда на исходе дня, мы бросаем прощальный взгляд на вечный город цвета песка и неба и даем себе слово вернуться сюда еще раз, потому что увидели лишь малую часть того, что таит в себе этот уникальный уголок земли.

Источник: Журнал Uzbekistan Airways № 3/2008.
Автор: Галина Юдина.

Галерея

Ташкент
Самарканд
Бухара
Навои
Хива
Коканд
Термез
Карши
Андижан

Зайдите на сайт http://myfintoday.ru/kredity-na-avto-v-surgut.html и оформить автокредит в Сургуте не составит большого труда | Двери шервуд по материалам сайта.

Copyright © 2011–2016 VostokCafe.com. Все права защищены.
Полное или частичное копирование и перепечатка материалов сайта
возможна только при наличии активной ссылки на данный сайт.

Условия использования Дизайн сайта — RustamRV