Главная страница Восточные города Восточная кухня Восточная культура Галерея Обратная связь

Восточная кухня

Узбекская
Казахская
Таджикская
Туркменская
Киргизская
Каракалпакская

Восточные города

Самарканд
Ташкент
Бухара
Хива
Коканд
Термез

Это интересно!

Усьма у узбеков Узбекское плетение косичек нитями – Жамалак Узбекская сурьма Узбекская тюбетейка Узбекский бешик Блюда, названные в честь людей Секреты узбекской тюбетейки Узорная тесьма – джияк (жияк) Притяжение ТАНАВОР Один день в Хиве На память о сказочной стране

Искусство Коканда

Большую роль в повышении культурного уровня народа сыграли замечательные прогрессивные актёры XIX в. Они своими выступлениями не только доставляли зрителям эстетическое наслаждение, но и беспощадно клеймили позором пороки феодальной жизни, разоблачали в своих небольших спектаклях и пантомимах действия ишанов, муллов, баев и даже самого хана и его приближённых.

В период правления Худаяр-хана в Коканде находился очень популярный в своё время талантливый актер Закир-джан. Однажды в присутствии Худаяр-хана он представил в лицах местного Шейх ул-ислама, как он справлял свое «правосудье», и это представление стоило Шейх ул-исламу потери должности и изгнания из столицы. Конечно, этому хан сразу не поверил. Только тогда, когда присутствующий народ полностью подтвердил проделки Шейх ул-ислама, Худаяр-хан, как «блюститель правосудия», был вынужден изгнать его из Коканда. Вместе с этим сам хан был так увлечен игрой, что приказал Закирджану представить самого хана. Осторожный Закирджан поручился сначала письменным обещанием хана, что актер не будет подлежать преследованию, и потом так неподражаемо исполнил свою роль, что Худаяр-хан рассердился на него и не сдержал своего слова.

На другой день хан, оставив неприкосновенным личность самого Закирджана, согласно данному письменному обещанию, конфисковал имущество актера и навсегда удалил его от ханского двора, изгнав из Коканда.

Закир Ишан Рустам Мехтар Оглы (1824-1898 гг., Коканд), – крупнейший представитель профессионального узбекского актерского искусства. Он являлся руководителем кокандской группы актеров на протяжении полувека. Его профессиональным оружием были импровизированные, логически смысловые пантомимы и звонкий, мелодичный голос. Созданные Закирджаном образы привлекали своей жизненностью, правдивой сатиричностью, содержащей социальный смысл и характер. Он воплотил в жизнь сотни устных комедий. Характерными являлись: «Сатира о хане», «Золотые косички», «Мазар", «Святой», «Старуха хаджа», «Пекарь и поденщик», «Благословение сына» и др. В них защищались интересы народа и разоблачались проделки эксплуататоров: баев, феодалов и др.

Саьди Махсум (1809-1889 гг., Марпшан) – заслуженный представитель узбекского традиционного театра, народный шут (клоун). Долго жил в Коканде, был в труппе Закирджана. Создал неповторимые образы галантерейщика, домлы, всадника, перепелки и др. В соавторстве с Абдуазизом-шутом он создал комедию «Обджуваз» («Мельница»). Саъди Махсум при создании образов пользовался не только словом, но и мимикой, пантомимой, движениями рук и тела. Особенно преуспел в создании образов дехкан и кустарей-ремесленников. Его учениками являются знаменитые шуты, в их числе Юсуфджан Шакарджанов.

Матхалик Кизик (Матхалик Шут, 1840-1910 гг.) – известный актер театра шутов. В 1860-1872 гг. работал в труппе Закирджана в Коканде. Он стал особенно популярным при исполнении следующих ролей: ишана («Золотые косички»), домли («Старуха хаджа»), казы («Просьба кетменя»). В 1892 г. создал в Андижане самостоятельную группу, куда вошли шуты Ашир-Башир, Кал-Назар, Хасан и Джура.

Исмаил-найчи (1847-1904 гг., Коканд) – народный музыкант. Среди узбеков, таджиков, уйгур и других народностей известен как Исмаил Устод, Исмаил Куса. Жил очень бедно, стал прототипом в стихотворении Мукими «Кусамен» («Безбородый»). Он отлично исполнял такую классическую музыку, как «Баёт», «Чаргах», «Ушшак», Сувара» и др. Свое искусство он демонстрировал в Ферганской долине, Восточном Туркестане, Иране, Афганистане, Индии, Турции, а также в других государствах и везде пользовался большой популярностью и известностью.

Ашурали-Махрам (1825-1863 гг.) – музыкант, певец, композитор, мехтар, шелкоткач. Благодаря своему приятному голосу прославился на все Кокандское ханство. Худаяр-хан, прослышав о его таланте, пригласил к себе в Коканд во дворец на службу и назначил махрамом. Апгурали, возненавидев дворцовую жизнь, с помощью друзей сбежал из Коканда в Ташкент. Из его музыкальных, произведений особенно известны «Дугах Хусайн», «Чаргах», «Баёт», «Гулёри шахназ».

В 1871 г. в Коканд приехал представитель Туркестанского генерал-губернатора И.И. Ибрагимов, который впоследствии опубликовал отрывки из своего дневника, где имеются интересные сведения о культурной жизни кокандцев. В частности, он описал пляску мальчиков с лодками у поясов. Когда он спросил у брата кокандского хана Султан Мурад-бека: «Откуда кокандцы переняли пляску бачей (мальчиков) в лодках, вовсе не знакомую в других местах Средней Азии?» Султан Мурад-бек рассказал, что это «нововведение» сделано по приказанию хана, в подражание китайским танцам. Купцы, бывшие в Китае, рассказывали хану, что там зимою пляшут на льду танцовщицы, с лодками у поясов. Тогда хан, любитель всевозможных увеселений, нашел необходимым ввести подобные же пляски и в своей стране, заменив только танцовщиц мальчиками.

Известно, что впоследствии вместо лодок начали приспосабливать лошадки, которые стали очень популярными в Ферганской долине. Это было ближе к повседневной жизни ферганцев – езда на коне, конно-спортивные игры, улак и т.д.

В Коканде на площади И.И. Ибрагимов видел также устроенную карусель, которая была предназначена для музыкантов. Они рассаживались в особо устроенные места, в несколько рядов, один выше другого и играли, кружась на карусели. Кокандцы проводили пышные праздники, на которых организовывали фейерверки. На народных праздниках выносили статуи легендарных героев Рустама и др. На большинстве праздников, гуляниях, семейных торжествах выступали так называемые курчакбазы – кукловоды кукольного театра. Сюжетами их выступлений являлись народные сказки, сатиры и др.' Часто через них раскрывали пороки существующего строя, проделки отдельных чиновников, баев, мул, казиев и т.д.

Большой популярностью в Кокандском ханстве пользовались дарбазы (канатаходцы), которые были особенно популярны в Коканде. Иногда канаты поднимались до 40-50 метров. В программе канатаходцев были: ходьба взад и вперед, прыжки на канате, бег, ходьба с закрытыми глазами, ходьба на канате с завязанными глазами и привязанными к ногам медными подносами и ножами, кувыркание. На канате ходили не только взрослые, но и дети, что вызывало особое восхищение у зрителей. Выступление канатоходцев сопровождалось игрой музыкантов и участием клоунов, певцов и т.д.

Музыканты и певцы постоянно сопровождали Кокандское войско в походах. Особенно барабанщики и музыканты с карнаями возвещали о начале и окончании сражения. Во время наступления они шли в первых рядах.

Патриотизм певцов и музыкантов особенно проявился в период Кокандского восстания в 1842 г. Интересные сведения о музыкантах и певцах; участвовавших в обороне восставшего Коканда против бухарского эмира, сообщается в рукописи «Ансаб ас-салатин ва таварих-и ал-хавакин». Согласно ее, знаменитый Рахим-барабанщик, Балтахан-певец Наманганий, сурнаист Кур Юсуф Наманганий ежедневно до восхода сообща устраивали концерты, тем самым, поднимая моральный дух и боевое настроение восставшего населения города.

Большой популярностью в Коканде пользовались конные скачки-улак, где молодежь и мужчины демонстрировали свою ловкость, смелость и умение ездить верхом на коне. Скачки организовывались по поводу народных праздников, семейных торжеств, свадеб и т.д. Тот, который организовывал эти скачки, выставлял богатые призы. Поэтому организаторами, в основном, являлись ханы, беки, хокимы и богачи, а основными участниками – все без исключения желающие. Иногда в скачках принимали участие лошади хана, беков и богатых феодалов, а наездниками были их слуги, а при победе призы доставались владетелю коня.

Так, например, весной 1871 г. в Коканде были организованы скачки в честь «обрезания» Урман-бека (любимого сына Худаяр-хана), на которые выставлено Султан Мурад-беком (брат Худаяр-хана) 40 призов. Скачку подробно описал И.И. Ибрагимов – очевидец этого замечательного, смелого и интересного зрелища. По его словам, на финише скачки присутствовал хан, его ближайшие родственники и другие феодалы, баи и население Коканда и окрестных селений: «...Наконец, показались лошади, народ начал шуметь и кричать, смирно сидевшие подле нас важные особы нетерпеливо вставали с мест, спрашивали, чьи лошади, одни говорили – хана, другие сказали – бека. Долго им не пришлось спорить и лошадь первая оказалась ханская. Конечно, ханская, другой лощади и нельзя было предположить, говорили многие, вторая и третья – то же хана, четвертая и пятая Султан Мурад-бека, шестая и седьмая – Урман-бека». Призы были дорогими: 1-й приз: один гулям (мальчик-невольник, раб); одна чури (девочка-невольница, рабыня); большие ямбы (китайское серебро, стоящее обыкновенно 120 руб.) (Надо иметь в виду, что в те годы за 1 рубль можно было купить одного хорошего барана); суконная кибитка (киргизская); арабский ковер; два кипчакских ковра; три одеяла; девять, фарфоровых блюд; девять фарфоровых чашек; один медный котел; один чугунный котел; два медных кумгана (больших); два афтабы (рукомойника); два таза; две миски; два кумгана-чайдыш (в котором кипятят чай); пять чайников; два медных блюда; пять подносов; одна лошадь с золотым прибором и серебряной попоной; одна лошадь с серебряным прибором и серебряной попоной; одна лошадь с седлом и попоной; одна лошадь без прибора; два верблюда (на которых сидели вышеназванные двое рабов); два узла с халатами.

2-й приз: три небольшие ямбы (каждый стоит по 15 руб.); одни верблюд; один ковёр; одна лошадь с золотым прибором и серебряной попоной; одна лошадь с серебряным прибором и серебряный попоной; одна лошадь с седлом и серебряной попоной; одна лошадь без прибора; одна корова; один баран; один узел с халатами.

3-4-й призы были одинаковыми: две небольшие ямбы; один верблюд; один ковер; одна лошадь с золотым прибором и серебряной попоной; одна лошадь с серебряным прибором и серебряной попоной; одна лошадь с седлом; одна корова; один баран; один узел с халатами.

5-30-е призы уменьшались по качеству, стоимости и количеству до 6 наименований.

31-40-е призы были одинаковы: один полушелковый халат; один ситцевый халат; один халат из алачи; один баран; один козел.

Галерея

Ташкент
Самарканд
Бухара
Навои
Хива
Коканд
Термез
Карши
Андижан

Copyright © 2011–2016 VostokCafe.com. Все права защищены.
Полное или частичное копирование и перепечатка материалов сайта
возможна только при наличии активной ссылки на данный сайт.

Условия использования Дизайн сайта — RustamRV