Главная страница Восточные города Восточная кухня Восточная культура Галерея Обратная связь

Восточная кухня

Узбекская
Казахская
Таджикская
Туркменская
Киргизская
Каракалпакская

Восточные города

Самарканд
Ташкент
Бухара
Хива
Коканд
Термез

Это интересно!

Усьма у узбеков Узбекское плетение косичек нитями – Жамалак Узбекская сурьма Узбекская тюбетейка Узбекский бешик Блюда, названные в честь людей Секреты узбекской тюбетейки Узорная тесьма – джияк (жияк) Притяжение ТАНАВОР Один день в Хиве На память о сказочной стране

Буддизм в Термезе

Именно в это время перестают существовать многие буддийские памятники Северной Бактрии – Айртам, буддийский храм в пригороде Дальверзинтепа – Дт-1. С этим временем связывается начало запустения, а затем и разрушения некоторых построек на Каратепа. Однако тщательное изучение каратепинских сооружений позднекушанского времени не выявило следов намеренных разрушений, которые можно было бы приписать сасанидским войскам, якобы громившим буддийские монастыри и храмы. В свое время Б. Ставиский писал о попытке переустройства одного из каратепинских монастырей Сасанидами в зороастрийский храм, приводя в пример алтарь огня, сооруженный на одном из поздних этапов. Однако, как показал анализ ритуальной жизни буддийских монастырей кушанского времени, возжигание огня было широко принято в буддизме. Среднеперсидские надписи, одна из которых принадлежит писцу сасанидской армии по имени Зик, была сделана уже в заброшенной пещере, покинутой буддистами.

Скорее всего, причина запустения некоторых монастырей на Каратепа и прекращения функционирования ряда буддийских памятников в регионе заключалась в смене правителей, которые не были столь ревностными сторонниками буддизма, как их предшественники. Они не выделяли (или значительно уменьшили) средства на поддержку буддийских монастырей, в результате чего не на что стало ремонтировать и украшать строения. Этот процесс хорошо заметен на ряде каратепинских монастырей, на последнем этапе существования которых (вторая половина – конец III в. н.э.) орнамент в помещениях был выполнен явно не профессиональным художником. Вероятно, кто-то из монахов неумело нанес орнамент из красных треугольников поверх красной панели.

Однако, несмотря на то, что количество функционирующих каратепинских монастырей резко сократилось, некоторые из них продолжали существовать и в посткушанское время. Так, в святилище комплекса В зафиксирована глиняная статуя Будды на постаменте, на котором ранее уже стояла скульптура. На основании монет, найденных в теле скульптуры, ее можно датировать не ранее середины IV в. Но, судя по тому, что новая статуя не была расписана, ее создание по каким-то причинам не было завершено. В пещерной части другого монастыря (комплекс Д) стены украшала сюжетная монохромная живопись, сопровождаемая надписями брахми, комментирующими изображения. По мнению В. Вертоградовой, надписи, а следовательно, и живопись может датироваться V в. Большой интерес для характеристики сложной конфессиональной ситуации того времени представляет бактрийская надпись из этого же пещерного помещения, сделанная над фигурой сидящего в огненном ореоле Будды, – Будда-Мазда.

Анализируя надписи на керамике, В. Вертоградова считает, что в отдельных каратепинских монастырях монахи продолжали жить еще в V – начале VI в.

В отличие от Каратепа, Фаязтепа перестал существовать не позднее середины IV в. По словам Л. Альбаума, монастырь был разгромлен войсками Шапура II. Между тем материальные свидетельства погрома отсутствуют. Очевидно, монастырь постигла участь большинства буддийских памятников той поры – иссякший поток дарений стал причиной его запустения. Однако, как показывает опубликованная реконструкция, поздняя фаязтепинская ступа имеет крестообразную планировку. Согласно исследованиям, выявившим динамику изменения архитектурного облика буддийских ступ, такая планировка у фаязтепинской ступы могла появиться не ранее V в. В этой связи можно предположить, что в великокушанское время ранняя ступа (имевшая круглую планировку) была взята в футляр квадратной платформы поздней ступы, имевшей один вход на платформу. А уже затем, примерно в V в., рядом с пустующим монастырем был произведен ремонт ступы и к платформе с трех сторон были пристроены лестницы, в результате чего ступа приобрела крестообразную планировку.

Вместе с тем, реконструируя время возведения поздней ступы, мы не имеем данных для определения продолжительности ее существования.

В описании путешествия известного китайского паломника Сюань Цзяна упомянут Термез. В его рассказе о Термезе говорится как о большом городе, в котором расположены 12 буддийских монастырей и проживает около 1000 монахов. Однако до сих пор многолетнее изучение Старого Термеза не выявило на его территории или в его окрестностях буддийских памятников, имевших слои VII VIII вв.

Показательно, что в заброшенных пещерах каратепинских монастырей были обнаружены граффити, на которых изображены ступы, имевшие раннесредневековый облик. Но были ли это ступы, располагавшиеся в Термезе (возможно, например, поздняя фаязтепинская ступа), или буддисты рисовали виденное где-то в другом месте – остается невыясненным.

На сегодняшний день мы не располагаем данными о положении буддизма в Термезе, которые относились бы ко времени появления здесь арабов. Единственное указание на наличие буддийского монастыря имеется у ат-Табари, в его рассказе об осаде ал-Харисом Термеза, на что обратил наше внимание Э.В. Ртвеладзе. Пришедший ему на помощь ал-Ашканд разместил свой отряд в засаде позади монастыря. Был ли этот монастырь в то драматическое время населен монахами, или это было заброшенное монументальное здание, стены которого могли послужить укрытием, – источник не сообщает.

Как отнеслись арабы к буддийским памятникам Термеза, если таковые еще продолжали функционировать, неизвестно. В то же время, наряду с разрушением языческих храмов в Средней Азии, арабы использовали практику установления специальных налогов, которые собирались с продолжавших свое существование немусульманских святилищ и храмов. Возможно, что то и другое поставило точку в функционировании буддийских памятников Термеза и его округи. Скорее всего, монахи, проживавшие в буддийских монастырях Термеза, перебрались в район Кашмира, где в это время правила династия Каркота, представители которой были активными сторонниками буддизма.

На протяжении VIII–IX вв. большая часть населения Тохаристана приняла новую религию ислам, которую принесли с собой арабы. В повлиявшем на это комплексе причин, по всей видимости, не последнюю роль сыграли экономические причины. Мы знаем, что на завоеванных территориях немусульмане облагались высоким налогом. И таким образом, принятие ислама освобождало человека от немалых денежных расходов. Вероятно, что среди тех, кто предпочел сохранение средств вере, были и мирские приверженцы учения Будды.

Однако, несмотря на то, что официально буддизм утратил свое былое значение, он продолжал оказывать сильное влияние на формирование мировоззрения жителей Термеза. Ярким примером является литературное творчество знаменитого уроженца Термеза богослова-мистика Хакима ат-Термези (IX в.), в котором исследователи находят элементы буддизма.

Судя по граффити, в раннеисламское время отдельные полузасыпанные пещеры Каратепа стали местом частых визитов посетителей. В одном случае мы можем предположить, что находившийся в пещере человек проводил здесь пост, отмечая на стенах проведенные дни. Может быть, этот аскет, как и другие посетители каратепинских пещер, был последователем ат-Термези, который не случайно приходил именно сюда, ощущая генетическую связь мусульманского мистицизма с буддизмом.

1 2 3 4(стр)

Галерея

Ташкент
Самарканд
Бухара
Навои
Хива
Коканд
Термез
Карши
Андижан

Copyright © 2011–2016 VostokCafe.com. Все права защищены.
Полное или частичное копирование и перепечатка материалов сайта
возможна только при наличии активной ссылки на данный сайт.

Условия использования Дизайн сайта — RustamRV